Вход на сайт

Если вы новичёк, то зарегистрируйтесь прямо сейчас. А если посеяли свой пароль, можете востановить его в одно мгоновение.

  • Логин:

: 15366
Пользователей онлайн: 9
Гостей: 6
Зарегистрированных: 3
RandallCramp
roma.bedredinovgift
joregogakez07

Смотреть фильмы онлайн без регистрации

Заходи

Семь подвигов богатыря Зари Наш сайт » Творчество

Семь подвигов богатыря зари
Сказание о первом подвиге

Давным-давно, когда луна еще пила молоко своей матери, а юный подснежник робко расцветал в первый раз, случилась эта удивительная история. На одной далекой древней земле, где северный бык зимы точил свои рога, жил был один богатый и могущественный господин. Звали этого Господина Хочорук. У Хочорука было все, о чем мог бы мечтать любой богач мира. Нескончаемые стада коров, принадлежащие ему, каждый день ровно наполовину осушали море, бесчисленные слуги, работающие на него, круглый год косили траву не давая отдохнуть убегающему лету. Его олени опустошали все на своем пути, превращая тундры в пустыни, а лошади за день истаптывали тайгу, превращая ее в равнину. Многочисленные амбары Хочорука ломились от разных богатств, а драгоценных камней у него было даже больше чем у матушки земли. Но не только богатством своим гордился Хочорук, родней и семьей он гордился не меньше. У Хочорука была жена - любимая, вечно молодая и верная старуха Барахсана, множество славных сыновей и одна, сравнимая красотой лишь сама с собой дочь Туймаада. Настолько была красива Туймаада, что своей красотой даже нарушала порядок вещей. Бывало днем, заглянет в ее окошко, само ясное солнце и меркнуть начинало от стыда, стараясь быстрее спрятаться за горизонтом, так что дни становились короче. Бывало, ночью заглянет к ней в окошко, сама темная ночь и начинала завидовать ее черным локонам, стараясь оплести мир непроглядной темнотой, но все равно бесчисленные длинные волосы красавицы были намного красивей ее черных перьев. А по ночам, даже звезды путали ее с прекрасным ночным небом, а ее белоснежное лицо с ночной красавицей луной. И поэтому ночами она украшалась миллиардами звезд, которые сыпались из ее длинных соболиных ресниц, жемчужинами разбиваясь о грешный срединный мир. Все богатыри, едва услышав о ее красоте сразу же влюблялись и приезжали к ней свататься со всех концов света, да только всем отказывал старик Хочорук и не давал им увидеть свою дочь ушами неслыханной, глазами не виденной красоты и держал ее взаперти. И на то были причины, хоть и была красавица Туймаада добрее ясного дня и прекраснее темной ночи, но и она знала горе. Когда боги отмеряли судьбу красавицы Туймаады, светлые боги Айыы заспорили друг с другом, кто щедрее одарит Туймааду, разгневалась прослышав об их расточительности повелительница подземного мира, супруга демона извечного Куохтуйя-хотун и свое страшное слово сказала:
- Хоть и все у нее будет, что пожелали племя айыы, да не сможет она всем этим любоваться и наслаждаться!
Обернулась старая абаасы тенью, завертелась вьюгой черной, ворвалась в комнату детскую, распугала слуг трусливых да и забрала у души ребенка невинного, дар небесный.
И поэтому родилась Туймаада со всем, о чем может девушка срединного мира мечтать, но только зря ее длинные ресницы глаза ее прекрасные стерегут, зря ее бездонные очи красотой неземной налиты, ведь не могут они свет солнечный видеть и цвета подаренные божествами различать, забрала дар небесный Куохтуйя-хотун. Так и цвела, красавица Туймаада, поражая каждого красотою своей неписаной, а сама даже не знала, что люди красотой величают, да ясным Солнцем!
- Нет! – говорит старик Хочорук, налюдая за дочерью своей – не выдам я дочь свою ни за кого, покуда не найдется герой, что вернет моей дочери зрение и душу мою стариковскую успокоит.
Но хоть и любили Туймааду тысячи богатырей, да только сердца их не меньше боялись гнева госпожи Куохтуйи!
И в тоже время, на краю земли, у самого края восьмигранного мира жили-были старик со старухой. Не было у них ничего, кроме рук трудолюбивых да песен веселых. Жили они душа в душу, друг друга с полуслова понимали. Дом у них был один на двоих, кровать была одна на двоих, стол был один на двоих, стул был один на двоих, да и печаль у них была одна на двоих. Никак не спешили светлые богини Иэйэхсит и Айыысыт, им дитя малое подарить, а они уж и состарились уже. С каждым днем все печальнее становятся, увидят играющего мальчика, аж украсть уже хотят, увидят гуляющую девочку, дома запереть мечтают. И вот однажды, приползла к их дому беременная собака и жалобно молит не выгонять ее и дать отрешится от плода за заборами высокими, что бы ни один дикий зверь не сгубил щенят маленьких. Услышали молебные стоны собаки, старик со старухой и не то что выгнали, а помогать начали. Еду ей таскать, жар водой прохладной понижать да словами добрыми и ласковыми успокаивать. Как известно, людям богиня Айыысыт детей дарит, а животным Айыысыт зверей. Вот и спустилась с небес Айыысыт зверей, что бы благословить щенков новорожденных и говорит старику со старухой
- Добрый день уважаемые старцы! Помогли вы моей любимой собаке от родов успешно отрешится. За что благодарна я вам безмерно, скажите мне чего вы хотите? Во власти моей желание ваше исполнить.
А старик со старухой упали на колени и говорят:
- О! Великая богиня! Хоть ты и Айыысыт зверей а не людей, но подари нам ребенка долгожданного! Устали мы от тишины во дворе и безмолвия в доме, хотим смех детский слышать да топот маленьких ножек!
- Хммм – подумала Айыысыт зверей – Что же сама я у вас спросила желание ваше, и осуществить ее обещала. Будет в вашем доме смех детский, да топот ножек юрких.
Подошла она к старику, руку на темень положила. И говрит
- Будет у вас сын удалой. Да не простой, а особенный! Будет у него стать журавлиная, на руках мускулы медвежьи, на ногах мышцы косули, глаза у него будут орлиными, волосы, брови и ресницы соболиными, кожа будет белой как лебединые перья, а главное биться у него в груди будет верное собачье сердце! Он будет сиять среди смертных, словно заря утренняя, назовите же вы его Сарыалом!
Так и случилось, через девять месяцев родила старушка сына. Ровно, такого как Айыысыт зверей описала. Никак своим сыном не могут налюбоваться старик со старушкой, всю любовь и заботу что копили они, долгие годы отдают чаду своему, и поэтому каждый раз солнце застает его все более и более взрослым. И вот на седьмом месяце отроду, стал уже их сын такого возраста, какого был бы, если бы светлые боги вовремя сына даровали старику со старушкой.
И однажды говорит старик своему сыну
- Сын мой! Пора тебе счастье свое искать, любовь свою земную, что светлыми богами тебе предназначена. Возьми моего коня вороного, мой меч старый, лук и стрелы, возьми котомку с водой и едой что приготовила твоя мать и отправляйся на путь дорогу. Коль ты не найдешь себе жену подходящую, я твой отец, искать поеду!
Взял котомку с едой и водой Сарыал, меч и лук надел, стрелы в колчан засунул, сел на вороного коня и отправился куда глаза глядят. И сплелись нити судьбы, что плели божества Танха – хан и Дьылга – хан, повела дорога Сарыала к хоромам старика Хочорука.
Приближается к дому богатому и видит, у окна дева сидит, красоты неземной, волосы расчесывает и поет ангельским голосом. До этого уже слышал Сарыал о красавице Туймааде, только никогда он прежде женщин не видел кроме матери своей, и сразу не понял от чего у него сердце, так сильно бьется и мысли в голове путаются.
А тем временем погас свет в комнате и луна из тени выплыла. Тихо извился как змея и проскользнул сквозь окно Сарыал и видит, красавица мирно спит, что белый свет не видывал. Уж впрямь белее луны, яснее дня и прекраснее черной ночи. И сколько бы солнце не светило и не дарило жизнь, а за красавицу можно все жизни отдать и бровью не пошевельнув. Влюбился богатырь впервые в жизни, забилось сердце молодое, как топот табуна. Прикоснуться захотел Сарыал к чуду сотворения, не мираж ли она что в пустынях витает и не игра ли теней что путников манит, с ним злую шутку сыграли, приблизился, и едва коснулся он лица красавицы Туймаады, как та открыла свои широкие черные как ночь глаза и вскрикнула от страха. Тут же услышали тревожный крик братья ее богатыри и вмиг в комнате очутились, все с криком набросились на Сарыала, пятеро левую руку пытаются скрутить, пятеро правую, пятеро левую ногу свалить, пятеро правую. Но никак богатыря чудесного осилить не могут, и от злости кричат:
- Ах! Окаянный решил сестру нашу похитить, как какое то чудовище абаасы нижнего мира? Чем ты тогда лучше Уот Усума презренного, который красавицу Туйаарыму украл? Сейчас скрутим тебя как веревку и сбросим с горы высокой!
Услышала грозные крики братьев своих, красавица Туймаада и взмолилась
- Братья мои любимые, кто бы ни был гость, что ко мне без приглашения зашел. Не сделал он мне ничего плохого, прошу вас, не губите и отпустите его с миром.
И только у богатыря Сарыала заиграла на лице уверенность мужская, да молодость дерзкая.
- Не пугайтесь, добрые старцы! Не волнуйтесь бравые братья! Обещаю вам хозяева дорогие, даю клятву несокрушимую «Андагай» перед тобой красавица Туймаада, что верну тебе зрение, что бы ты могла наслаждаться солнечным светом, улыбаться и жить счастливо!
Выскочил из дома богатырь, с уверенностью вскочил на свою вороную лошадь и поскакал вслед за солнцем. Долго скакал Сарыал по всему миру, но не находил он ни того что можно было найти, ни того что можно было потерять. Так и проскакал он с севера на восток, с востока на юг, с юга на запад, а с запада обратно на север. Но не унимался молодец, еще несколько раз проскакал он весь восьмигранный мир по кругу и вот однажды, когда он остановился напоить своего уставшего коня, кто-то окликнул его тонким стариковским голоском.
- Эй молодец! Да ты, молодец! Что скачешь вокруг да около и землю топчешь? Всю уху мне пролил, скакунством своим. Только кости и остались у дна котелка моего.
Удивился Сарыал, озирается. Никого вроде бы и нет вокруг.
- Чего ты озираешься, молодец? Да головой своей сильной вертишь, из-за твоей головы ветер поднялся и чуть не сбил меня с ног, старика дряхлого! Под ногами своими могучими посмотри, да глазами своими зоркими прищурься!
Посмотрел молодец вниз и видит среди травы круглый как оладушка алаас стоит, а в центре алааса озеро круглое, а рядом с озером костер горит, а рядом с костром крошечный старичок сидит, в котелке уху варит, весело поёт, да затылок почесывает.
- Виноват перед тобой уважаемый старец, не скакал бы я и не топтал бы землю и не мешал бы тебе рыбой молочной лакомится, да только беда и лихо и не такое заставляют вытворять! - ответил ему богатырь.
- Хэхэ! – хитро засмеялся старичок и говорит – так ты мне и не мешаешь рыбой молочной лакомится, да и лошадь твоя пока что землю не топчет, лишь водой радостно брызгает. Посиди, отдохни на дорожку да поведай старичку историю свою, какое лихо тебя заставило по всему миру скакать? Может быть мудрым советом помогу иль хитрость умную посоветую.
- Расскажу, что ж терять то, уважаемый старец – ответил Сарыал и начал историю свою рассказывать. Слушает его старик, да бородку свою гладит. И вот как напился вороной конь, так и закончил свой рассказ Сарыал, а старичок выпил всю свою уху, смаковал всю наваристую рубку и говорит:
- Хэхэ! Знаю я историю твою не понаслышке, могущественна Куохтуйя - хотун но даже она не скроет дела свои от зорких глаз старика Сэркэна! Знай же что я, старичок Сэркэн, знаю все истории в мире! Пропищали мне букашки, прошептали мне мелкие травки, рассказали мне озорные духи Эрэкэ-Дьэрэкэ что далеко-далеко не на севере и не на юге, не на западе и не на востоке а в самой середине мира, посеяла Куохтуйя-хотун семь семян. Да не простых, а волшебных, все они переливаются цветами солнечными, да молят богиню назад их вернуть! И из каждого семени выросло по одному деревцу, все деревца выросли разноцветными, статными, красивыми, ветки как ивовые, а стволы как камень! А ведь они молодец и есть семь цветов радуги, которые забрала у твоей любимой Куохтуйя-хотун!
Обрадовался Сарыал вести счастливой, затрепетало его юное сердце и вскрикнул
- Спасибо тебе уважаемый старец! Теперь верну я цвета жизни своей любимой!
- Постой…постой! Не спеши храбрый молодец коня своего вороного гнать, тут дело не простое. Одному тебе, одинокому деревцу во поле не справится, ведь вторую часть рассказа не поведал я тебе!
- Так поведай же мне, что дальше случилось с деревцами чудесными?! – спросил Сарыал
- Не спеши богатырь! Вижу, ты храбр и могуч, ничем богатырям былинным не уступаешь. Понравился ты мне, рассказал бы я тебе вторую половину истории и совет бы я тебе дал дельный, да только одним советом делу твоему не поможешь. Тут намного больше надо! Поэтому, так и быть, помогу я тебе в странствии твоем.
- Спасибо тебе уважаемый старец, да только путь у меня, скорее всего, будет не близкий и тебе будет тяжко со мной путешествовать
- Эх! Глупый юноша! Мне ли легендарному кудеснику, мифическому советчику будет тяжко с тобой смертный молодец странствовать? Только вот условие есть извечное, которое не я придумал, а которое сплетено в саму ткань мироздания. Подарить ты мне должен, что то, уважить древнего старика за советы его.
Подумал Сарыал что может подарить уважаемому старцу, а в голову ничего не лезет. И говорит
- Уважаемый старец! Без особой роскоши я странствую по миру, нет у меня ни золота, ни вещицы диковинной. Не могу я тебе подарок сделать, ведь если мечи и стрелы свои я тебе подарю, то не смогу я защититься от врага рокового. Если я лошадь тебе подарю, то не смогу я найти свет глаз моей любимой.
Старичок смеется и отвечает ему
- Ну раз так молодец, подари ты мне обещание! Простое, неказистое, поклянись несокрушимой клятвой «андагай», что когда я исполню твое желание, ты исполнишь моё, а если не исполнишь, то потеряешь самое дорогое что есть у тебя в жизни!
Подумал Сарыал: «и вправду старик хитер и мудр, там, где юность удалая все дела ладятся, а там где еще и мудрость с опытом, там изобилие вечное» и сказал.
- Если вы поможете мне советами мудрыми, и цвета жизни вернете моей любимой, так и быть исполню я ваше желание, а если не исполню то так и быть, потеряю самое дорогое! Клянусь несокрушимой и страшной клятвой Андагай!
Хэхэхэ! – засмеялся старичок Сэркэн, радостно хлопая в ладошки. Погладил свою редкую бородку и говорит:
- Ну, тогда молодец, дай старику свой палец, да тот у которого морщин больше чем у всех!
Поставил Сарыал рядом со старичком указательный палец, а тот с разбега вскочил на него и прытко начал взбираться, словно по лестнице. Мгновение и старичок уже по плечам могучим карабкается, и вот уже на ухо вскочил, лоб свой вытер да и залез в ушную щель. Сидит внутри уха и говорит, а Сарыал слышит и как будто с внутренним голосом разговаривает.
- Хах! Тесно у тебя тут добрый молодец, но не буду я медлить и время тянуть. Расскажу вторую часть, что поведали мне духи трав, дети озорные Эрэкэ – Дьэрэкэ. Так вот, давно уже выросли те деревца пока ты по миру скакал, да землю зря топтал, вырубила их Куохтуйя-хотун и вырезала из них семь ужасных амулетов-ымыт и раздала семи страшным демонам изначальным, что родились без отца и матери, отвратительнейшим абаасы! И тебе придется не у одной Куохтуйи-хотун отбирать цвет глаз и свет ока любимой Туймаады, а у каждого ужасного демона! А указать где демоны прячутся, могут только боги светлые, чьи дары солнечные забрала Куохтуйя-хоттун. Прожил я сотни лет и не помню, что бы боги со смертными охотно знаниями делились, хитростью, а может даже обманом придется у них знания выпросить! И силой богатырской да удалой и волшебством великим придется демонов сразить! Но не волнуйся, нет никого кто, был бы хитрее старичка Сэркэна, я даже камень холодный могу обхитрить! И мало кто сравнится со мной в волшебной силе! – сказал старичок, а Сарыал чувствует, как старичок на стенку уха прилег, и живот свой довольно поглаживает.
- Что же молодец, время как сварливая старуха, чем больше ждет, тем сварливее становится. Поскакали к северным горам, да к широким тундрам и к холодному северному небу. Там мы и найдем первый цвет, что украли у твоей любимой.
Стремительно скачет богатырь, пыль дорожную высоко поднимает и животных робких пугает, леса дремучие обходит и потерявшимся людям помогает. Но уже веселее ему скакать, ибо старичок Сэркэн сидит внутри уха да сказки ему рассказывает.
И вот раньше или позднее, доскакал богатырь до чудесного края, везде горы величавые и не простые, а хрустальные, а вершины сияют, словно чистые алмазы. Тут старик Сэркэн ему и говорит в ухе,
- Богатырь! Приехали мы к месту назначенному! Посмотри на вершину самой высокой горы, там птица должна сидеть и птица не простая, а важная!
Посмотрел богатырь наверх и видит на вершине хрустального зубца сидит огромный орел. Сидит, грозно клокочет, север озирает правым глазом, а юг левым.
- Возьми молодец сажу с земли черной, и зубы им свои смажь, потом достань свой лук в лук, найди стебель мягкого болотного ириса, что у озера растет, натяни тетиву, но только вместо стрелы ирис подложи. Хорошо прицелься в орла, да кричи настолько громко, насколько сил твоих богатырских хватит "Оо Байанай дух охоты пошли мне утку жирную, семь дней кусок в рот не ложил, три дня как голодаю! Умилостивись, зубы мои от голода испортились и лицо мое почернело!"
Крик богатырский, как валун брошенный великаном заставил дрожать горы древние. Заклокотал испуганно орел, крыльями замахал и полетел к своему несчастью. А Сарыал одним выстрелом орла подстрелил. Выпучил глаза орел, кажется ему, птице важной никогда до селе ужаса стрел не видевшей, что пронзила его сердце стрела окаянная и камнем на землю упала. Испугался богатырь, не хотел он орла убивать. Но успокоил его старичок Сэркэн, смеется и говорит:
- Хэхэ молодец! Не умер твой орел, а лишь со страху и удивления сознание потерял. Орел хоть и птица сильная, но не привыкшая к грубости человеческой, ибо отец его оберегает могущественный и всех кто обидит орла строго наказывает!
И тут же все горы затряслись, все хребты задрожали, одна из гор на двое раскололась и из нее железный орел вылетел, весь огнем пылает, глаза как алмазы сверкают, а когти, словно косы, аж воздух режут.
- Быстро на колени пади! – прошептал старичок Сэркэн
Упал богатырь лицом на землю, прикрыл голову, лежит и ждет кары орлиной. И тут, странно ожил голос богатырский, вроде бы и не шевелит губами Сарыал, а голос его все же слышен.
- Горе! Мне горе! Глупцу полоумному, из за голода перестал я отличать орла могучего от утки жирной. Что же станет с племенем моим и с дичью пернатой, если я сейчас умру и не довезу до них воду бессмертную?! Горе мне! Горе! И горе племени моему, да птичьему народу что в краях моих живет!
Расслышал крики железный орел, остановился на лету, крыльями могучими машет, ураган поднимает и спрашивает могучим голосом
- А что с племенем твоим, да с птичьим народом в твоих краях? И зачем ты им воду бессмертную везешь?
- О! Великий и могучий орел! Как видишь не хорошая жизнь меня привела, а беда в ваши земли выбросила, птичий народец в краях родных захворал ужасной болезнью, лежат крылатые на земле и гибнут. Так черна и грязна хворь, что даже душа их не вылетает, на земле грешной остается и в чудовищ «йеров» превращается, племя мое из за хвори проклятой голодает и в когтях чудищ страшных пропадает!
Выслушал орел причитания хитрого старца Сэркэна, который голосом богатыря говорил и отвечает ему:
- Уж беда, так беда… Да только беда лишь на словах твоих смертный! Знай же глупец, что я не просто орел могучий, а сам Хомпоорун Хотой Айыы! Великий Орлиный Бог, из за взмахов моих крыльев ураганы поднимаются, из моего клокота орлиного, душа в пятки у любого абаасы убегает, а от моего взора ни что в мире не ускользает. Скроет дичь жадный охотник от своих соплеменников, увижу! Спрячет хозяйка лепешку от гостей нежданных, увижу! И даже если богач, отнимет у бедняка лишний колосок и то увижу! Но не вижу я, ни глазом правым, ни даже левым птиц больных и племя твое многострадальное, лжешь ты мне смертный, а лгать богам грех великий!
Занес свои когти страшные орел над Сарыалом, а тот зажмурился и ждет справедливого наказания. Но только не старик Сэркэн. Снова он заговорил голосом богатыря.
- Коль лгу я вам божество великое! Казните меня, не сомневаясь, но прошу солнцем ясным, воду мою не трогайте! Пойдет меня искать какой-нибудь храбрый молодец, найдет останки мои тленные и посудину с водой, отнесет к краям моим родным и излечит птиц пернатых от болезни чумной!! А то, что не видите вы племя мое, так это, потому что соплеменники мои от страха из домов своих не выходят, а чудищ вы не видите, потому что скрываются они днем от солнца ясного!
- Хммм… - призадумался Орлиный Бог - коль ты жизнь свою не жалеешь, да водицу свою просишь не трогать. Возможно, и причины веские у тебя есть. Ладно, богатырь, отступлюсь я от непогрешимости своей и стало быть поверю тебе, если водой своей чудесной оживишь сына моего, ведь если и вправду та хворь страшная существует и души детей моих, не могут ко мне вернутся, вода у тебя по настоящему должна быть бессмертной, ибо Танха-хан и Дьылга-хан старцы божества судьбы, не ведут без причин смертных к воде бессмертной! Но, а если, ты меня обманываешь, не отвертеться тебе от кары страшной!
Хитро улыбнулся старик Сэркэн и говорит голосом богатыря
- О! великий Орлиный Бог! Казни меня, но не могу я воду бессмертную сыну твоему отдать! У меня воды совсем мало осталось, все под горячим солнцем испарилось и обратно к вам богам великим на небо вернулось. Лишь жалкие капли остались на донышке!
Удивился, Орлиный Бог больше прежнего и говорит:
- Не волнуйся, смертный, если окажется, что вода у тебя и вправду бессмертная. И ты и вправду несешь ее, что бы излечить детей моих, то покажу я тебе где
хранится чудо чудесное, амулет «ымыы», который всякую хворь исцелить способен!
Улыбнулся старичок Сэркэн и повелел богатырю орла простой водою напоить. И как только вода коснулась орлиного клюва, орел очнулся, встрепенулся и улетел куда подальше от богатыря нерадивого.
- Ну что же – говорит громовым голосом Орлиный Бог - у тебя и вправду вода бессмертная, а значит, ты действительно собрался детей моих неведомых исцелить! Так и быть, покажу я тебе, где амулет-ымыы, наполненный моей силой хранится, сердце мое болит при мысли о страданиях детей моих невинных. Слушай же юный богатырь, силу хранящуюся ныне в амулете, что предназначалось как дар одной смертной женщине, украло отвратительное чудище «абаасы»! И хоть и скрылся вор, но как я сказал, ничто не может скрыться от моего взора, отчетливо я вижу, как чудище в глубинах океана плавает и на меня богохульствует. Хотел я сам выследить и наказать глупое существо, но некогда мне с ним якшаться. Пойди же ты богатырь вместо меня и покарай демона!
Вырвал Орел одно свое перо и бросил перед Сарыалом. А сам громко клокоча, улетел в небесную высь. А перо все порхает и порхает, никак на землю упасть не может.
- Богатырь! Перо приведет тебя к логову чудища! – сказало безграничное небо.
И поскакал Сарыал за пером орлиным. Быстро ли скачет медленно ли, но вот только грустит юноша. Никак не хотел он бога великого обманывать, и грех страшный на душу брать и только мысль, про красавицу Туймааду не давал ему возвратиться и покаяться перед великим богом.
- Что ж ты загрустил молодец? – удивлялся старичок Сэркэн
- Не грущу я уважаемый старец, не позволено молодым и здоровым печалится – отвечал ему юноша.
А старичок, только свою бородку довольно поглаживает и тихо смеется.
Все дальше скачет богатырь, за пером орлиным и вот сам даже не понял Сарыал, как оказался на пустырном и ветряном береге, настолько холодном, что снег падал на землю, не как небесные сливки, а как тысячи острых кинжалов. Хотел было повернуть богатырь назад, а старичок Сэркэн ему шепчет:
- Куда собрался? Тут хранится дар Орлиного Бога, и радость твоей невесты! Голубой цвет ока ее, коим она небом безграничным любовалась и водой спокойной наслаждалась!
Закашлял старичок Сэркэн и закричал голосом Сарыала
- Эгэгэй! Чудище морское, отродье жадное, вор трусливый, выбирайся из глубин морских и предстань передо мной светлым сыном солнца, богатырем зари, Сарыалом! Накажу я тебя за грехи твои, час твой роковой близок!
Затрещали льды многовековые, завыли ветры глубинные. И из глубин моря, разрывая лед железный, вынырнуло чудище «абаасы» ужасное. С огромной уродливой головой как у рыбы морской, безносый, безглазый, и лишь по краям огромного рта уши крошечные виднеются.
- Вот и демон пред тобой, богатырь! насколько мог, настолько и помог я тебе, силы мои стариковские уж закончились, спать мне пора. А ты сам справляйся с чудищем ужасным. – сонливо прошептал старик Сэркэн, погладил свою бородку и уснул.
А демон, наоборот проснулся. Зашевелились губы его черные, слова произносят, а рту не дают открыться.
- Рассмешил ты меня, жалкий смертный сын. Неужто, не ведаешь, кому вызов свой бросаешь, глупый юноша? Неужели не жалеешь молодость свою? Я демон извечный, что предков твоих предков карал и потомков твоих потомков карать буду Могущественный Страшноротый Златочревый Великий Морской Господин, ты меня накажешь или я тебя, это мы еще посмотрим!!
Засмеялось чудище огромное, крикливым и тонким голосом и раскрыло пасть свою чудовищную, засосало прибрежный снег и выдуло все на богатыря. Приготовился к битве безжалостной Сарыал, меч отцовский достал из ножен и ждет, пока вьюга снежная прекратится.
И вдруг, свежим ветром ударил да теплом повеяло со стороны океана. Смотрит богатырь, а там край дивный из ниоткуда появился, речка молочная журчит, дети румяные у речки играют, лес березовый листвой шумит, а внутри леса красавицы в прятки играют. Всюду только цветы цветут, стерхи на синем небе летают, и лебеди на чистом озере плавают. А в центре балаган стоит, большой и просторный, окна из изумрудов сделаны, а стены из чистого золота! Отворилась дверь балагана и оттуда старик вышел, медленно подошел к богатырю и говорит.
- Добрый день славный богатырь! Что ж ты на холоде стоишь и мерзнешь? Заходи, погуляй, поешь, попей, отдохни!
Не посмел старому человеку Сарыал отказывать. Взял его за руки старик и повел в балаган свой драгоценный. А по пути спрfшивает:
- нравится ли тебе наша речка? Золотая эта речка, дно драгоценными камнями выстлано, и течет по ней не вода простая, а молоко топленое и рыбы речной в ней всегда столько, сколько хочется! Не хочешь в речке икупаться?
- и вправду, дивная речка – отвечает ему Сарыал – но пойдемте дальше
- нравится ли тебе лес наш зеленый? Деревья в нем из драгоценных камней, листья из изумрудов. А грибов и ягод что растут в лесу, не сосчитать. А главное, все растения лекарственные и любые хвори лечат!
- и вправду, дивный лес – отвечает ему Сарыал - но пойдемте дальше
- нравится ли тебе озеро наше? Вода в ней не простая, а бессмертная! И водятся там не только рыбы, но и звери морские. А в глубинах озера дивные певуньи водятся, по ночам выплывают и поют сладкие колыбельные песни!
- и вправду, дивное озеро – отвечает ему восхищенный Сарыал – но пойдемте дальше
И так дошли они до балагана золотого. Зашли внутрь и видит Сарыал, чудо, что словами не описать, диво что глазами не понять. Весь балаган наполнен до верху богатствами всякими, бесчисленными драгоценными камнями, дорогими мехами, золотом и серебром. Смотрит богатырь, а глаза от радости сверкают.
Хаха! – засмеялся Сарик – Бери все, что хочешь юноша, а можешь даже и все взять. И речку молочную, и озеро бессмертное и лес зеленый и даже красавиц моих дочерей тоже можешь всех взять в жены!
Блестят от радости глаза богатыря, красоту он несметную озирает и тут видит, не на углу как обычно, а на середине балагана печка камелек стоит, грязная, вся в копоти и в саже.
- Эх! – отвечает ему радостный Сарыал – добрый старец, глаза мои не от блеска золота сверкают, не нужны мне богатства твои! Понял я, что в мире бренном, все же есть люди, не знающие горя. Рад я за счастье ваше, и что бы были вы еще счастливее, помогу я вам и почищу печку вашу.
- Нет! – испуганно закричал старец. Но Сарыал уже вытер печку и та заблестела чистотой.
- Ха!! – раздался страшный рев, и ветер выдул богатыря с края дивного. Упал богатырь на снег мерзлый, прибрежный и видит страшную картину. То не край был райский, а бездна рта демона! И то не драгоценности блистали, а ужасные клыки! И не печка камелек стоит в балагане, а гортань в горле!
- Хах! – хрипнуло, чудовище и выплюнуло всё что проглотило.
Вылетели изо рта бездонного, коровы, лошади, богатыри могучие, красавицы небывалые и мелочь всякая. Упали они на землю, встали, оттряхнулись от снега и говорят.
- Спасибо тебе большое, богатырь славный! Спас ты нас, от чудовища ужасного, что обманом нас в рот свой бездонный завлек. Если бы коснулся ты богатства, он бы пасть свою захлопнул и проглотил бы тебя. И вечно бы ты мучился от жажды неутолимой и голода невыносимого внутри его утробы.
А чудище отвернулось и в океан уплыло
- Эх! Куда же ты чудище? Верни мне цвет глаз моей любимой! – отчаянно вскрикнул Сарыал. А чудовища и след простыл.
- Не волнуйся богатырь! – ответили ему спасенные люди - Слышали мы ваш разговор с демоном. Когда лежали мы без сил в утробе чудовища, попала к нам вместе со свежим воздухом амулет «ымыы» изумрудно-зеленого цвета, что дарует исцеление и силу! Вот поэтому то мы и живые перед тобой, сильные и здоровые. Не гневайся, что мы амулет твой использовали, скажи все что хочешь, исполним!
- Не надо мне ! Скажите, у вас ли амулет чудесный? Синее как небо и с узорами подобно волнам океана?
- Да! Славный богатырь! Вот твой амулет чудесный – ответили ему спасенные люди и отдали Сарыалу амулет священный, такой хорошей работы, что глаз было не оторвать от узоров чудесных.
Обрадовался Сарыал, поклонился спасенным богатырям и красавицам, вскочил на ретивого коня и поскакал к закату.
- Ах!! – вздохнул старичок Сэркэн в голове богатыря, протирая свои отдохнувшие глаза и говорит – Вижу, одолел ты чудище окаянное. Ну а теперь, отправимся мы на юг, к далекому южному небу. Там мы и узнаем, где второй амулет!

Так и победил Сарыал демона страшного, познакомился с богом орлиным и нашел первый амулет, один из семи цветов очей красавицы Туймаады!
Добавил: Voron | Дата: 26 дек | Просмотров: 749 | Комментариев: 1
 (голосов: 0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
#1 Nyak (10 сентября 2015 19:58)
Публикаций: 0 | Комментариев: 0 | ICQ: --
аватарка
Hey, that's the grseaett! So with ll this brain power AWHFY?

Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: